ФЭНДОМ


(Мельин, Империя)

Государство, сложившееся на большей части Северного континента Мельина. Со времен своего прихода на Северный континент, люди вели экспансию земель, отвоевывая их у других рас, главным образом у гномов и дану, заселявших причти весь континент. Скоро люди развили магию, союз магических орденов в Мельине получил название Радуга. Благодаря ее поддержке, Империя захватила почти все земли континента.

Прочие людские государства были небольшими и не представляли для нее опасности. Они были сосредоточены в восточных областях. Для защиты границ Империи был выстроен Селинов вал, названный так по имени построившего его Императора. Дану были вытеснены в болотистую область на юго-востоке Империи, называемую Бросовыми землями. Гномы были выбиты из богатых рудами и драгоценными камнями гор Хребта Скелетов. Им были оставлены Западные горы. Для торговли гномы допускались в земли Империи при условии уплаты значительной пошлины. Уплатившие пошлину получали огромную бирку на шею, что было унизительно. орки, половинчики и тролли остались лишь в северных лесах и тундрах. Все нелюдские расы подвергались в Империи правовым и экономическим ограничениям. Единственным из восточных государств, способным изредка воевать с Империей являлась Семандра. Помимо Радуги существовал в Мельине еще один орден магов – Бесцветный Нерг. Официальной религией в Империи считалась вера в Спасителя, во главе церкви стоял архиепископ Мельинский. В регионах его представляли епископы. В некоторых баронствах сохранились культы древних богов. В том числе в Семандре уцелели некоторое число последователей Слаша Бесформенного. Несмотря на единство религии в Империи, власть церкви всегда ограничивалась магами Радуги и та никогда не играла сколько-нибудь значимой роли в политике государства. В пору своего расцвета Империя попыталась присоединить к своим землям Восточный континент. Вассальные княжества востока платили Империи дань, однако уже при деде императора Гвина Восточные земли стали стремиться к независимости. Отец Гвина начал безуспешную войну на Восточном континенте. Партизанская война в тропических джунглях вела к большим потерям в легионах, однако обстановка на востоке Северного континента не позволяла послать на Восточный дополнительные легионы и привести отпадающие земли к покорности. Император Гвин прекратил бессмысленную и кровопролитную войну и отозвал легионы с Восточного континента, как только смог отобрать власть у Радуги. 

Стараниями магов правящая династия никогда не прерывалась. Каждый Император всегда имел одного и только одного наследника мужского пола. Власть Императора была далеко не абсолютной, империей фактически правил Имперский совет, состоящий из наиболее приближённых к Императору персон: гранды Империи, особо доверенные маги, глава церкви Спасителя архиепископ Мельинский. Традиционными цветами правителей Мельинской империи были красный и золотой. Именно этих двух цветов был плащ правителя. Одноцветные плащи имели право носить лишь маги орденов Радуги, второй ступени и выше. Таким образом, даже в символике маги становились выше светской власти. Помимо Радуги опорой трона и гарантом целостности государства являлись легионы мельинской Империи. Особенно – гвардия, первый легион, именуемый Серебряные латы. Главнокомандующим являлся император, а его заместителем – проконсул. Иногда должность проконсула занимал командир первого легиона. Символика армии – василиск, изображавшийся на легионных штандартах и нагрудниках легионеров. Мир по-прежнему содержал в себе погребенных тварей Неназываемого и Мечи, разжигающие и копящие ненависть. То и другое являлось ключом для Надмировых сущностей, способных разрушить мир. Не единожды маги, ощущая эту опасность, изрекали пророчества гибели мира. Одно из пророчеств гласило: гибель мира наступит тогда, когда три твари пробудятся и вырвутся на волю. Другое, изреченное последней Видящей дану, касалось Мечей и гласило: «Когда Два Брата обретут свободу, наступит конец времён». Таинственный маг, заточенный под Храмом, также сделался героем пророчества, которое предрекало гибель мира после того, как он выйдет на волю. С некоторых пор Мечи стали столь сильны, что вступил в действие Закон Равновесия, и мир породил как компенсацию третий меч, Чёрный фламберг, меч людей. Маг, ставший хранителем этого меча, вступил в противоборство с монстром Южного континента, Крылатым ужасом, но, потеряв контроль над заклятием Истечения смерти в форме Ливня, превратился в лича, подпитываемого силами своего заклятия. Заклятие Смертного Ливня стало самоподдерживающимся, и маг мог лишь на время приостановить его. Периодически над севером Империи шел Смертный Ливень. Хранитель Фламберга был известен большинству магов под именем Хозяина Ливня. Южный континент, будучи освобожден от Крылатого ужаса был опустошен, безлюдные земли не представляли интереса для империи, но стали прибежищем пиратов. Понемногу он также заселялся беженцами с Севера. Когда должно было произойти одновременное появление набравших полную силу Мечей, твари Неназываемого вновь предприняли попытку уничтожения мира: была предпринята попытка проникнуть в Мельин через его астральную изнанку. Маги Радуги, как могли, обороняли её от орд тварей, многие из них погибли в схватке.  В то же время глава тварей, Козлоногий, спровоцировал мятеж против магов со стороны юного Императора, передав ему мощный артефакт - Белую перчатку. Войскам Императора противостояли только ученики и подмастерья. Мятеж увенчался успехом, и Радуга лишилась власти. Мир стремительно шел к гибели и одно за другим свершались страшные пророчества. Летели тучи саранчи, извергались вулканы, происходили пожары и наводнения. Заточённый вышел из под храма.

Атака козлоногих, которую отразили маги Радуги, была отвлекающим маневром. Основное вторжение намечалось сквозь Врата, сотворенные под древним дольменом в безлюдной местности. Однако бывший Заточенный под храмом, Акциум, успел найти место проникновения и добравшись туда, ценой собственной жизни запечатать проход. Его прикрывала мельинская волшебница Тави и случайно оказавшиеся в Мельине боевые маги из Долины: Клара Хюммель, Мелвилл, Эвис Эмплада и Эгмонт. Магия Неназываемого была столь сильна, что Акциум не смог до конца запереть проход для его тварей. Клара немного укрепила брешь, но это тоже было лишь временной мерой. На теле Мельина остался страшный Разлом, из которого сочилась субстанция Пути. Помимо того, ключевой мир через разлом оказался связан со своим якорным миром, Эвиалом. Новые боги почтили память Акциума, собственноручно похоронив его в земле Мельина, на похороны явилась аватара Спасителя, также выразившего уважение погибшему, бросив на могилу горсть земли. Во время Мельинского мятежа сильно пострадала столица империи, Мельин, погибла одна из ветвей Серой лиги, ставшая на сторону Императора - ветвь патриарха Хеона. Император продолжил войну с магами. Когда войска пошли на штурм башни Кутула император, воспользовался Перчаткой и ее магия разбудила одного из трех зверей Мельина, а гномы, вышедшие в поход с Алмазным мечом, разбудили второго. Мечи, несомые отрядом дану и хирдом гномов неотвратимо сближались и встретились на поле вблизи столицы. Во время Мельинского сражения Магия Перчатки смогла защитить Императора от ненависти Иммельсторна. И при встрече с хранительницей Деревянного меча Император и Сеамни Оэктаканн полюбили друг друга, и Сеамни была верна Императору до его смерти.  Умелым маневрированием легионы не давали дану и гномам сойтись в битве. В критический момент встречи Мечей, когда в ослабленный мир готов был проникнуть Спаситель, и уже лик его воссиял в небесах, Мечи были захвачены и вынесены за пределы Мельина. Гибель мира не состоялась. Рискуя жизнью, Мечи вынес маг и воин по имени Фесс. Волшебники Радуги затаились в баронствах, и лишь незначительная их часть, во главе с Сежес приняла сторону Императора. Уцелевшие ветви Серой лиги затаились или убрались в пиратские земли на Южном континенте. Вскоре после Мельинского сражения Клара Хюммель вышла на след мечей в Мельине. След обрывался, и Клара решилась использовать для дальнейшего поиска заклятие, способное пробудить древние силы мира. Применение такого заклятия грозило Мельину катаклизмами и бедами, но волшебница пренебрегла этим ради своей цели. Возможно, следствием заклятия явилось то, что был возрожден культа Слаша Бесформенного, а зима, через год после Мельинского сражения выдалась необычайно суровой и сопровождалась тревожными явлениями. Император, получив абсолютную власть, отменил репрессивные законы по отношению к иным расам, разрешил дану занять их исконные земли, в остатках Друнгского леса, отменил унизительное ношение бирок для торгующих в империи гномов. Однако Каменный престол в отличие от вождей дану не захотел идти на переговоры с людьми. Ситуация оказалась противоположной той, что существовала в древности – дану заключили мир с людьми, им было разрешено вернуться в Друнгский лес, а Каменный престол занял бескомпромиссную позицию. Гномы, участвовавшие в походе Алмазного меча, попали в плен. Император обязал их отстроить сильно разрушенную в процессе мятежа столицу. Каменный престол объявил пленников отступниками и отказал им в праве на возвращение домой. Убедившись, что путь на родину для них закрыт гномы пленники присягнули Императору. На восточных границах ослабевшей Империи начались баронские мятежи, и Император даровал жившим на севере оркам земли вблизи Селинова вала. Бывшие брандейцы, находящиеся в Эвиале, и получившие лазейку для своей магии в Мельин через Разлом, смогли послать в этот мир Белую тень, укравшую Сеамни. Император, решивший во что бы то ни было спасти любимую, шагнул в Разлом. На время своего отсутствия император поручил правление проконсулу Клавдию, волшебнице Сежес и графу Тарвусу. Бароны из восточных земель сочли отсутствие Императора удобным моментом для того чтобы, объединившись вокруг крупнейшего из баронств, Семандры. Некоторые вассальные бароны империи восстали против законной власти и, образовав конфедерацию, тоже присоединились к Семандре. Объединенные силы баронов и Семандры напали на Империю. Объединенную армию, вторжения стали называть семандрийцами, вне зависимости от происхождения воюющих. Ситуация в государстве осложнялась тем, что эманации Разлома породили в его окрестностях полчища огромных волков, которые, собираясь в огромные стаи по несколько сотен особей, разоряли селения и даже врывались в крепости. Западные провинции опустели, что не могло не сказаться на сборах в казну. Маги, ушедшие в баронства, поддержали мятежников. Однако их численность сильно уменьшилась после схватки с козлоногими, поэтому волшебники не могли внести решающего перевеса в баланс сил. Вследствие того, что твари, захороненные под дольменами, погибли, сила магов Мельина уменьшилась. Неизменным из магически орденов оставался только самый закрытый из них - Нерг. Маги этого ордена по-прежнему не имели дела со двором и практически не выходили за пределы своей башни. Проконсулу Клавдию пришлось перебросить на восток легионы, охранявшие разлом, и часть войск, оборонявших прибрежные районы от пиратов. Командовать войскам был назначен граф Тарвус. С уходом войск пираты осмелели, внося разор в земли Империи. Они пытались даже закрепиться на южных землях, строя укрепленные поселения. Стали совершать набеги на людские земли гномы Железного хребта. Зашевелились дикие горные тролли, огры, гоблины. Целые орды их старались прорваться на юг мимо западных имперских рубежей. Из разоренных крестьян формировались банды разбойников и мародеров, расцвела работорговля. Только запад, где хозяйничали волки, был свободен от разбойников. На востоке Тарвусу удалось удачно заключить союзнические договоры с орками и половинчиками, и те выступили на стороне Империи. Орки, которым были даны земли вблизи Селинова вала, стояли насмерть. В Семандре внезапно стал популярен полузабытый культ древнего бога Слаша бесформенного. Жрецы Слаша проводили жестокие обряды, и могли наслать неведомые болезни на людей находящихся далеко на западе. Император отсутствовал около девяти месяцев и, вернувшись в середине зимы, стал наводить порядок. Он казнил одного из мятежных баронов, Висемерра Струга, что заставило остальных спешно уйти на восток или вновь признать власть Императора. Магия перчатки помогала императору подчинить недовольных. Император организовал отряды сопротивления волкам в западных провинциях, повелев собрать беззащитное население в замках. Тем самым было предотвращено окончательное запустение западных земель. Простой народ, в отличие от баронов, встречал Императора с восторгом, надеясь на то, что наконец наступит стабильность. Отсутствие магов заставило Императора задуматься об организации связи, были созданы почтовые станции. За время отсутствия Императора пленные гномы почти восстановили столицу. В столице Император издал несколько указов, ужесточающих отношение к изменившим баронам, пиратам, работорговцам. Он велел создать пять новых легионов, раздать оружие крестьянам и принимать в ополчение желающих вступить в него нелюдей. Пообещав пленным гномам вернуть им их исконные земли под Царь-горой, император склонил их к союзничеству, гномы обещали, что хирд встанет рядом с легионами в войне против Семандры. Гномам вернули их оружие и доспехи. В знак признания власти императора, гномы уходя на восток, не подняли старых стягов, с которыми шли на Мельин, но создали новый штандарт хирда, с двумя скрещенными молотами – боевым и рабочим, контуром Царь-горы и имперским василиском. Продвижение противника не удавалось приостановить до конца зимы, пока к фронту подтянулись вновь сформированные легионы и дружины верных престолу баронов. К весне до столицы дошли зловещие слухи о зверствах, учиняемых семандрийцами над военнопленными. По рассказам Император сделал справедливые выводы, что казни были жертвоприношениями, и в Семандре появился некий кровавый культ. Сеамни также опознала в описаниях жертвоприношения культ Слаша бесформенного, с которым дану некогда боролись. Врагу явно помогала магия Древнего бога. Первый легион Серебряные латы до весны оставался в столице, Император решил лично возглавить военную компанию и вместе с легионерами отправился на восток. Почти все бароны на востоке Империи перешли на сторону конгрегации, но Император во главе легиона преодолевал соблазн взять запертые замки штурмом. Впереди его ждал главный враг. Население было напугано слухами, и мужчины охотно вступали в армию. По дороге из новых рекрутов было сформировано три полных когорты. Сеамни, как бывшая Видящая дану смогла прозреть планы противника благодаря этому удалось спланировать операцию по окружению вражеских войск. Во время штурма Згабе враг был пойман в ловушку. Это преломило ход войны – враг был остановлен, но еще удерживал позиции. Правитель милостиво согласился отпустить благородных пленных за выкуп и в непринужденной обстановке расспросил одного из пленных семандрийских князей. Из разговора стало понятно, что князь до сих пор не замечал многих очевидных вещей, находясь под воздействием какой-то магии. Решающая битва состоялась на реке Свилле. В бой были брошены большие силы с обеих сторон. В разгар битвы жрецы Слаша Бесформенного принесли в жертву пленного легионера и вызвали из Нижнего мира монстра. Стрелы и обычные клинки не причиняли твари ощутимого вреда и тогда Сеамни невероятным усилим воли вызвала тень Деревянного меча и, бросившись вперед, сразила тварь, но сама от магоистощения впала в кому. В день битвы пришла тревожная весть с запада – Разлом стал извергать полчища тварей. Рядом успешных операций враг был отброшен почти к Селинову вал. Часть баронов сдалась, изъявив покорность короне. Пленные были отпущены за выкуп. Но в районе Буревой гряды окопались те, кто не желал мира с Империей. Оставив часть армии на востоке продолжать войну, Император с пятью легионами двинулся на запад. Волки добрались уже и до этих мест. Стаи разоряли села, одна из них следовала в отдалении за войском, но благоразумно держалась в отдалении, избегая столкновений. Император не мог позволить себе задерживаться для облав на уходящего от схватки зверя. За обозом тащились толпы беженцев, спешащих покинуть обреченные края. После того как войско перевалило через Рудные горы, разведка донесла о том, что вблизи Ягодной гряды засели войска конгрегации. Меж двух холмов была сооружена баррикада, на путях возможного обхода выкопаны рвы. Обойти засаду по весенней распутице войску, обремененному обозом с беженцами, не представлялось возможным. Перед самой схваткой капитан стражи вольных Кер-Тинор обратился к Императору, сообщив ему, что чувствует - волки, следующие по пятам за войском ведомы той же силой, что увлекла Сеамни в Разлом. Они нападут на слабо защищенный лагерь, когда войска будут заняты битвой. Выучка и дисциплина легионов и гномьего хирда позволили выиграть битву, баронские дружинники и наемники были обращены в бегство. Но в это время маги, стоявшие за спинами войск конгрегации, атаковали имперские войска при помощи огненных шаров. Всю войну Император избегал применять Перчатку, понимая, что замыслы дарившего ее не исчерпаны, однако Перчатка среагировала на магическую атаку, направленную в Императора. Рука налилась кровью, готовой вспыхнуть ради убийственной магии. В это же время волки бросились на охрану лагеря. Магия перчатки вырвала кровь из руки Императора. Кровь взметнулась фонтаном и взорвалась, мириадами искр поражая как магов, укрывшихся за линией фронта, так и волков, атакующих лагерь. Мышцы левой руки Императора были окровавлены и изорваны. Император был обессилен, раны на руке не закрывались и кровоточили. Лекари ничего не могли поделать, а магов в отряде не было. Поздней весной армия подошла к столице. Народ с ликованием встречал победителей. Император, превозмогая недуг, въехал в столицу в седле. Дворец уцелел. Но многие помещения стояли заброшенными – император распустил гарем, были покинуты покои занимавшиеся магами. Коренные земли Империи были разорены, большинство полей заброшено. Население, спасаясь от тварей Разлома бежало на Южный и Восточный континенты.

___________________________________Мельинская империя по праву считается сильнейшим из человеческих и нечеловеческих государств одноимённого мира. Образованное беженцами с Южного Берега, это государство в течение многолетних и весьма кровопролитных войн сокрушило на главном континенте Мельина всякое сопротивление нечеловеческих рас (прежде всего, гномов и Дану), несмотря на первоначальное многократное превосходство последних в вооружённых силах и магии.

Общественное устройство

До восстания Императора

Государственный строй Мельинской империи — абсолютная олигархическая монархия. Официально высшая исполнительная, законодательная и судебная власть в Империи сосредоточены в руках Императора и Коронного совета в лице приближённых к трону дворян, сильнейших магов и высших иерархов Церкви Спасителя. Однако реальная власть (на момент начала действия цикла «Хранитель Мечей») уже многие столетия принадлежала Гильдии магов Радуги. Закулисное правление последних, в конечном итоге, привело к конфронтации с Императором и гражданской войне (описываемой в романе «Алмазный Меч, Деревянный Меч»).

Фактически именно магическое могущество Радуги обеспечивало Империи безусловное военное превосходство над соседними народами, как нелюдскими, так и человеческими (Семандра). Цена такого могущества — полный запрет на всякое неподконтрольное Радуге волшебство («незаконная волшба» каралась смертью) и дискриминация (обращение в рабство Дану, тяжёлые налоги на торговлю гномов, дань, наложенная на половинчиков, отселение орков и троллей в бесплодные резервации и т. п.) оставшихся в живых представителей нечеловеческих рас на территории Империи.

После восстания Императора

В финале романа «Алмазный меч, Деревянный меч» Императору — впервые в истории человеческих государств Мельина — удаётся нанести невосполнимый урон магическому сообществу Радуги силой оружия, но не без помощи могущественного артефакта, переданного ему миньоном Неназываемого, чьи силы также отвлекли на себя сильнейших магов Радуги непосредственно перед началом восстания.

В первый год самостоятельного правления Императора, а также после его исчезновения в Разломе (местоблюстителями престола на этот период были назначены хранитель печати консул Клавдий и герцог Империи Тарвус), происходит значительное изменение внутриполитического устройства Империи: в частности, были полностью сняты все дискриминационные ограничения для нелюдских рас. В частности, гномам, на момент выступления против Радуги осуществившим вооружённое вторжение в пределы Империи и попавшим после решающей битвы в плен, были дарованы гражданские права и свободы, вдобавок Император предложил возвратить им их исконное владение — Царь-Гору — в обмен на помощь в подавлении восстания баронов, войне с Семандрой и восстановлении разрушенного Мельина; оставшимся в живых немногочисленным Дану было позволено вернуться в некогда принадлежавший им Друнгский Лес и основать там собственный анклав, также получив равные права с гражданами Империи; были дарованы пригодные для хозяйства земли и право на самоуправление оркам, выселенным до этого в приполярные области на верную смерть, — в обмен на их участие в защите восточных рубежей Империи; с аналогичным условием были дарованы гражданские права и свободы половинчикам Мельина.

После победы над магами была также ликвидирована монополия Радуги на волшебство.

Тем не менее, ликвидация фактической монополии Радуги на власть существенно пошатнула основы внутреннего имперской политико-административной системы; ситуацию усугубило временное исчезновение Императора в Разломе. Ни Клавдий, ни Тарвус де-факто не обладали необходимым авторитетом среди баронского сословия, впервые выдвинувшегося после падения Радуги в качестве реальной самостоятельной силы. Возникновение множества баронских конфедераций, преследующих свои интересы, слабо вязавшиеся с интересами Империи, агрессия со стороны варварских королевств Семандры и пиратов южного побережья, рост организованного сопротивления со стороны поверженной, но не уничтоженной Радуги — всё это способствовало росту феодальной раздробленности, усугублению экономического положения большей части населения Империи и нагнетанию апокалиптических настроений в обществе.

После исчезновения Императора в битве с Всебесцветным Нергом (его фактического перехода на уровень Хранителей мира Мельина) по его завещанию правление должны были разделить — до совершеннолетия его нерождённого на тот момент сына — императрица Сеамни Оэктаканн, бывшая глава Ордена Лив Сежес и представитель вооружённых сил Империи консул Клавдий.