ФЭНДОМ


Это заготовка статьи, вы можете ее дописать.

(Гвин) Император, правивший Мельинской империей перед Столкновением миров. Как и все его предшественники он не имел имени при жизни, именуясь с детства Наследником, а после смерти отца - Императором. Имя, которое было дано ему при рождении, и под которым он должен был после смерти войти в анналы истории, осталось неизвестным. Возлюбленная Императора, Сеамни Оэктаканн, нарекла его Гвин, что по эльфийски значит любимый. Под этим именем правитель и вошел в историю. Император был довольно сильным природным магом. Однако при его обучении и воспитании традиционно делся упор на развитие навыков воина и политика. Его, как и всех предыдущих наследников Мельина, воспитывали придворные маги, но из магии они преподали ему лишь несколько заклинаний в основном защитного свойства. Как прирожденный маг Император обладал также некоторыми природными умениями, например, видел в темноте. Слегка напрягшись, он мог развеивать мороки, например, услышать истинные слова, бранящихся магов, скрытые за иллюзией светской болтовни, мог почувствовать, что вещь является артефактом и даже подчинить достаточно сильный артефакт. Обладая недюжинной волей, Император с детства научился прятать от магов-телепатов свои мысли. В пользовании правящего императора всегда находился артефакт, созданный Радугой – перстень с черным камнем. Это кольцо позволяло владельцу творить несложные заклинания не будучи обученным магом, а так же распознавать, творимую рядом волшбу. При помощи перстня Император мог левитировать небольшие предметы, вроде карт или свитков, мог задвинуть засов на двери, наложить оберегающие заклятия. Мог он при случае наказать несильной молнией нерадивого слугу, отразить магическую атаку. Перстень сам ставил щит, когда его владельцу грозила опасность. Политика Империи всегда строилась на подавлении нечеловеческих рас, и маги стремились воспитать в мальчике безжалостность и непримиримость к нелюдям. Гвина воспитывали воином. Неприхотливым в быту, смелым, жестоким и безжалостным в деле, сильным телом и духом, блестяще владеющим любым оружием. Правитель четко знал и соблюдал воинский устав, хорошо знал географию страны и геральдику, а также историю Империи в том виде, в каком ее излагали маги Радуги. Помимо отработки техники боя в спаринге Императора с раннего детства учили убивать. Сначала – животных, после – пленных детей дану. Чувствительный от природы мальчик тяжело переживал эти убийства. Первую жертву – щенка, которого его заставили убить еще в восьмилетнем возрасте он так и не смог забыть. Этого щенка волкодава преподнесла ему депутация из Хвалинского края. Мальчик сразу привязался к собаке, но его учителя восприняли эту привязанность очень неодобрительно. Пытаясь искоренить в Наследнике ненужную чувствительность, они заставили мальчика в тот же день убить щенка. Тот пытался отказаться, и даже напал на одну из наставниц – Сежес, но маги переломали щенку ноги и велели принцу добить раненное животное. Внушая ему при этом, что жестокость - единственная опора его будущей власти. Наследник подчинился магам, но не забыл душевной боли. Отныне он ненавидел своих наставников. Позже маги часто заставляли принца убивать пленных животных. Неповиновение наказывалось плетью. А уже через месяц после случая со щенком ему пришлось убить пленных детей дану. Убить зверски, тупым зазубренным мечом. После этого испытания мальчик долго болел. Ему снились кошмары. Потом он оправился и убивал пленников без особых эмоций, но боль не ушла, и страшные воспоминания часто посещали его. Рваная рана на шее первой убитой им девушки так и не забылась. Несмотря ни на что сердце Императора не ожесточилось, и в то же время он негативно стал воспринимать все советы магов. Он ненавидел Радугу и подозревал, что магические ордена стремятся узурпировать власть. Император вступил на престол двадцати двух лет отроду после смерти своего отца. Был он строен, высок, у него было строгое молодое лицо с чеканным профилем. Кудрявые волосы ниспадали до плеч. Карие глаза смотрели прямо и вдумчиво. Первый год после смерти отца Император должен был поститься и носить маску. Проводить время в воинских упражнениях. К участию в государственных делах он не допускался, лишь молчаливо присутствовал на Имперских советах. Позже он получил право голоса, однако, чаще всего этот голос не имел решающего значения, так как маги вынуждали Императора принимать те решения, которые они считали более верными. Это касалось как военных, так и мирных дел. Воспитанный в спартанских традициях, привыкший к воинским упражнениям, император со дня вступления на престол должен был всегда находиться в броне, снимая ее лишь в охраняемой спальне. А перевязь с наследным кинжалом, на котором были нанесены руны, не мог снимать даже в бане. Гвин презирал плотские утехи. Он так и не вошел в доставшийся ему по наследству гарем с юными наложницами. Вместо этого Император предпочитал выехать с небольшим отрядом безраздельно преданных ему Вольных в Чёрный город, и, проникнув в катакомбы, вступить в схватку с живущими там монстрами. Правитель искал союзника, способного поддержать его в борьбе с Радугой и он нашел его в лице одного из патриархов Серой лиги - Хеоне. Кроме того, преданные Императору Вольные доносили, что среди простого люда зреет недовольство диктатом Радуги. Это вселяло в монаршего юношу надежду, что начав мятеж против магов, он найдет поддержку в народе. Кроме того он рассчитывал после начала восстания заключить союз с гномами и другими угнетенными Империей расами, найти магов - изменников или самоучек - тайно противостоящих Радуге. В существовании магов-отступников император был уверен, так как Радуга устраивала отступникам показательные казни. В глубокой тайне правитель поддерживал связь с Серой лигой. Догадываясь, что окружен шпионами Радуги, Император вел переговоры лишь вне дворца, во время своих ночных поездок в кругу верной стражи, а для связи использовал одного или двух самых доверенных слуг, пользуясь в донесениях только ему и Хеону известным шифром. Для экстренных сообщений Хеон использовал разноцветный дым, идущий из одной из кузен Чёрного города. Императору редко удавалось побыть одному – лишь в спальне и в библиотеке он мог позволить себе одиночество. Покидать пределы дворца один и тайно он имел право лишь по прошествии двух лет со дня смерти старого Императора. В своем собственном дворце владыка огромной империи чувствовал себя пленником и вынашивал планы перемен. Он мечтал о времени, когда он сам сможет отдавать приказы и не считаться с диктатом Радуги. Догадываясь о темных кровавых ритуалах, которые творят маги в своих башнях, Император ненавидел магов и готов был развязать в Империи кровопролитную гражданскую войну. Вынашивая планы мести, Император порой терял самообладание и в эмоциональном порыве неверно оценивал события и расстановку сил. Загнанные в Бросовые земли на задворках Империи немногочисленные маги дану, собрали последние силы и затеяли два рискованных покушения на Императора. Благодаря самоотверженности стражи Вольных и его собственным воинским умениям, правитель остался жив, но поглощенный мыслью о коварстве чародеев, не поверил утверждениям магов о происках дану и полагал, что покушения организованы самой Радугой. Не известно, как могла разрешиться эта ситуация, если бы Силы, действующие вне этого мира, не вмешались в ход событий. Наставал момент, когда зреющие в его мире Мечи, накопив максимальную силу, явятся в Мельине одновременно. Заполучить артефакты стремились не только создавшие их Молодые боги, но и выследивший Мечи архимаг Долины Игнациус Коппер. Не догадываясь о целях истинных хозяев Мечей, Игнациус затеял интригу, в которой эти артефакты должны были быть добыты магами ордена Арк и после этого украдены у них недоучившимся студентом-магом из Долины, Кэром Лаэдой, назвавшимся в Мельине Фессом. В ходе этой интриги Фессу была подсунута информация о готовящемся магами Радуги свержении императорской власти. Мечи должны были исчезнуть во время схватки войск Императора с магами. Однако Фесс, несший эти важные вести Императору, встретил по дороге Козлоногого, заинтересованного в том, чтобы ослабить магов Мельина. Козлоногий просил воина передать Императору мощнейший артефакт – Белую латную перчатку. Юноша, передал её Императору с риском для собственной жизни, чем заслужил доверие молодого правителя. Подстегнутый покушениями, и тревожными вестями и воодушевленный неожиданным могущественным подарком, Император внезапно решился на решительные действия. Перчатка, в отличие от фамильного перстня, не была артефактом созданным Радугой. Правитель не боялся, что она подведет его в этой войне и вдобавок он чувствовал в ней небывалую мощь. Правитель рискнул убить при помощи нового оружия приставленных к нему магов, и вывел легионы на штурм башен Радуги. Никто в Мельине кроме магов не знал, что одновременно с этим даритель перчатки повел на штурм мира полчища козлоногих тварей. Основные силы магов были отвлечены вторжением. Легионам противостояли лишь подмастерья и ученики. Мятеж вылился в жаркое кровопролитие, однако противовес был на стороне Императора. Народ, воодушевленный падением первых башен, также поддержал мятеж. Маги, предчувствуя поражение, зажгли город, Мельин был сильно разрушен. Вся ветвь Хеона погибла во время попытки подобраться к одной из башен через катакомбы. Однако в руки Императора попал один из открытых в лиге способов лишать магов их колдовской силы – обкуривание их дымом от тлеющих трав, состав которых отныне стал достоянием известности. Император стал собирать в столицу легионы. Он решил выступить на штурм главных башен орденов. К его удивлению, тот же странный козлоногий гость, что передал перчатку, неизвестным образом доставил приказы императора в легионы в небывало короткие сроки. В боях на улицах Чёрного города погибло не мало легионеров и их командиров. На смену погибшим Легатам Император назначил новых, проявивших в боях способность руководить. Все они были простого, не дворянского происхождения. Через несколько дней после начала войны к Императору поторопились присоединяться призванные на войну вассалы со своими дружинами. В ратуше городка, лежащего близ башни Кутула, состоялся Военный совет, на котором присутствовали явившиеся дворяне. Главы церкви Спасителя и столичные дворяне призывы императора проигнорировали, будучи уверены в победе Радуги.  Надо заметить что ни один из членов Имперского Совета не поддержал Императора и с тех по старый Совет был упразднен. С самого начала стала очевидна позиция поддерживающего Императора графа Тарвуса и – скрытое противостояние барона Брагги. На совете было решено было штурмовать по одной главные башни орденов. Во время штурма башни Кутула магия перчатки разбудила древнего зверя, спавшего под ее фундаментами. Начинали исполняться древние пророчества предсказывавшие гибель мира. В захваченной башне Кутула слуги Императора обнаружили волшебное зеркало. Воля Императора и магия перстня помогли покорить артефакт, и зеркало показало ему Сеамни Оэктаканн, обретшую к тому времени Деревянный меч, Иммельсторн. У Сеамни на шее был уродливый шрам, и Император не связал выбор Зеркала с имеющимся у дану мечом. Он решил, что она та самая девушка, которую он видел в детстве.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики