ФЭНДОМ


Старейший и сильнейший маг Долины, ректор Академии магии.

Приняв титул архимага, Коппер, тем не менее, регулярно отказывался стать официальным председателем Совета Долины, хотя и без этого его мнение на совете практически всегда было решающим.

Родился Игнациус в большой бедной семье углежога в одном из обычных миров. Худой долговязый подросток с растрепанными соломенными волосами не отличался физической силой и, кроме того, у него было плоскостопие и он не мог долго ходить и работать стоя. Однако Игнациус был смышлен и всегда умудрялся устроить так, что ему поручали не тяжелую работу и что поручившие её оставались довольны результатом. Он частенько бывал в  храме Ракота – Заступника. 

В то время гремело Первое восстание Ракота. В родном мире Игнациуса был распространен культ Восставшего. Жрецы проклинали Молодых богов и молились Ракоту-Заступнику, пошедшему против них. Поняв, что юноша довольно смышлен - он легко освоил храмовую грамоту -  жрецы обещали взять его в храмовую школу. Мальчик очень наделся, что сможет стать мытарем и обеспечить своей семье безбедное существование. Но случилась беда. Коппер был дома, когда раздался резкий свист и словно острая "коса" пронеслась над землей, снося все на своем пути. Разрезав мать и сестру юноши незримая коса понеслась дальше. Все разрушенное ею немедля вспыхивало огнем. То ли по везению, то ли благодаря своим способностям, Игнациус остался жив. Поняв, что родных уже не спасти он кинулся к храму. По дороге мальчик смог разглядеть высоко в небе громадную призрачную фигуру чудовищного воина с той самой косой в ручищах. Вот он замер, замахнулся - явно метя в притаившийся за лесом храм Ракота. Разглядев косу юноша мог уже намеренно бросаться на землю при ее приближении, это спасло его не раз. На подходах к храму Игнациус увидел нечто вроде черного копья нацеленного туда, где он прежде видел призрачную фигуру. Это жрецы храма применяли заклятие копья против Губителя, верного слуги Молодых богов, посланного покарать сторонников мятежного мага. Игнациусу очень хотелось быть со жрецами в тот миг, но Копье не повредило призрачному гиганту. А Щит, поднятый жрецами, разлетелся под его косою вдребезги.  Добравшись до храма Игнациус нашел там лишь дымящиеся руины. Истекающий кровью жрец шепнул ему перед смертью «иди к алтарю». Добравшись до алтаря, куба из необработанного чёрного мрамора, паренек не знал что делать, но по какому-то наитию стал шептать «открывайся» на всех трех выученных к тому времени храмовых языках. "Откройся, Эмдене, Пертеро!" как заведенный твердил он.

И куб вдруг поплыл. Сдвинулся с места. Игнациус едва удержался на ногах. Под алтарём действительно открылся проход; и юноша, заслышав за спиною знакомый свист, очертя голову кинулся в провал.

Юноше удалось вырваться с Межреальность, где его нашли маги Долины. Они сочли юношу очень способным, раз он смог вырваться из гибнущего мира и взяли его с собой. Наставниками Игнациуса были ученики Отцов основателей Долины. Так Коппер поселился в Долине. Ни на миг не забывая об увиденной трагедии, он мечтал отмстить Молодым богам погубившим его мир. Талантливый юноша упорно постигал магические премудрости и скоро стал одним из сильнейших магов. Не известно, была ли у Игнацуса семья, но некоторые уважаемые фамилии Долины, в частности, Лаэда, считали себя его родственниками.

Тем временем Молодые боги был свергнуты Новым богами, однако падшие боги остались живы и не понесли никакого наказания за прежние грехи. Став ректором Академии, Архимаг следил, за тем, чтобы его ученики не докопались до его сокровенных планов мести бывшим богам.

Демонстрируя всем свою демократичность Коппер всячески препятствовал появлению в Долине сравнимых с ним по силе магов. Не известно, как вышло, что к тому времени, как маг набрал полную силу, в Долине не осталось старожилов. Когда Архимагу было три тысячи лет, самым старым после него в Долине был Динтра, которому было всего 900. Игнациус, хоть и выглядел стариком, был вполне бодрым, поджарым и по молодому жилистым. Он спал мало, вставал рано, даже если ему приходилось полночи заниматься теми магическими изысканиями, которые следует проводить в ночное время. Маг не позволял себе излишеств, часто гулял, особо любил прогуливаться вокруг Круглого озера.

Одержимый своим тайными планами, Коппер был осторожен и подозрителен, хоть и не показывал этого на людях. Например, в Академии не преподавали некоторые дисциплины. Такая область магии как некромантия находилась под строжайшим запретом. Преподаватели академии были убеждены, что использование некромантии ведет к дальнейшим неудачам во всех делах, что не было, впрочем, безосновательным утверждением. Вследствие этой особенности образования никто из магов Долины не мог даже близко приблизится к умениям Архимага в этой области. Кроме того маги Долины практиковали почти исключительно ментальный способ колдовства, не имея знаний о других, хотя сам Игнациус ими владел. Впрочем, в ментальной магии Игнациус тоже был чрезвычайно силен - он мог послать ментальный зов даже в другой мир. Коппер владел также и заклятием открытия Врат из одного мира в другой.

Игнациус довольно много знал о Молодых богах. Знал их имена, и кем они были свергнуты, знал кое-что из биографии Новых богов, но старался держать эти знания в тайне. Магам Долины, достаточно подробно изучавшим историю миров Упорядоченного, была практически неизвестна история свержения Молодых богов Новыми. Да и о самих Новых богах они почти ничего не знали. Поэтому никто из магов Долины не мог, выдать тайных планов арихмага падшим или, например, связаться с Новыми богами и выступить вместо Игнациуса против павших богов. Тем не менее, от Игнациуса ускользнул факт, что в Долине под видом Динтры постоянно проживал доверенный бога Хедина, Хаген. Игнациус полагал, что Новые боги не знают о Долине. Коппер знал о появлении Спасителя, даже допустил в долине существование его храма. Он понимал что Долина слишком мала чтобы привлечь внимание Сущности, а епископов долины он контролировал.

Смолоду Коппер много путешествовал, а став всеми уважаемым магом, безвылазно  засел в Долине. В путешествиях маг был осторожен и предусмотрителен, боевые искусства не были его коньком – он больше полагался на свои колдовские умения и они его не подводили. Архимаг полагал, что умения не заменишь никакими артефактами, и всесторонне совершенствовал свое мастерство. Тем не менее, везде и всюду он собирал редкие артефакты, в том числе оружие, и стал известным коллекционером.

Часть артефактов своей коллекции Игнациус изготовил сам, какие-то выменял или купил. Часть артефактов маг добыл в бою или даже похитил. В его коллекции было оружие, магические приборы вроде Ривайрона, была магическая карта Упорядоченного, были разного рода маяки, позволявшие следить даже за находящимися в другом мире. При случае Игнациус не чурался использования своих находок, но никогда не полагался на магические вещи всецело. Как-то, путешествуя по Междумирью, он, будучи уже очень сильным магом, нащупал вход в Эвиал. Закрытый мир показался магу удобным местом, для устроения ловушки для свергнутых уже к тому времени Молодых богов. Игнациусу хватило сил незаметно проникнуть в Эвиал и так же незаметно выбраться оттуда. В Эвиале его очень заинтересовали Кристаллы Магии. Поняв, что имеет дело с неординарными артефактами, Коппер попытался проникнуть в пещеру одного из драконов-Хранителей. Однако драконы, собравшись вместе, дали ему достойный отпор. Это был редкий случай, когда Архимаг потерпел неудачу и он его не забыл.

Когда маг узнал что в Мельине периодически являются Мечи, артефакты накапливающие небывалую силу, и затем растрачивающие ее, он страстно захотел завладеть ими. В Радуге, конгломерате местных магических орденов, Коппер имел нескольких магов, тайно работавших на него. В ордене Арк это был один из командоров, Арбель, а в ордене Лив – даже его глава, Сежес. Доверенные лица Архимага имели доступ в Долину с ее чудесами, им были доверены также секреты некоторых заклятий не известных в их родном мире.

Итак, зная путь в зарытый мир и имея артефакты, способные стать приманкой для павших богов, Игнациус мог воплотить наконец свои планы и заманить богов в ловушку.

Устроив так, что один из студентов академии, Кэр Лаэда, убежал из дому  на поиски приключений именно в Мельин, Коппер следил за ним при помощи собственных агентов. Архимаг очень тщательно выбирал кандидатуры исполнителей своих планов - он рассчитал, что личные качества юноши подходят ему как нельзя более. Кэр был увлекающейся и горячей натурой и помимо этого обладал незаурядными способностями мага. Когда орден Арк смог организовать операцию по изъятию Деревянного меча, агент Игнациуса устроил так, что это событие не прошло мимо внимания Кэра, ставшего к тому времени воином Серой лиги. Не доверяя до конца своим местным агентам, Игнациус накануне дня, когда Фесс (так звался Кэр в Мельине) должен был встать на след Деревянного меча, послал к нему визитера под видом почтальона, намеки должны были укрепить намерения юноши. Однако случилось непредвиденное: в это же время Долине был предъявлен ультиматум от Созидателей Пути. Магам Долины предлагалось либо перенести Долину в другое место, либо вступить в войну.

Игнациус отправил на переговоры сильнейшую волшебницу Гильдии боевых магов Клару Хюммель. Информация о Созидателях, добытая боевыми магами, лишь укрепила членов Совета Долины в их решении. Совет проголосовал за уход с Пути. Коппер, видимо, колебался и не стал влиять на решение Совета. Так или иначе, но маги, побывавшие в разведке, решили, что уйти, ничего не сделав, не сделает им чести и отправились в поход вместе с Кларой. Однако, в Междумирье они попали в зону крайне бедную магией. Положение казалось безвыходным, в отряде были раненые. Но тут явился некто в облике самого Ямерта и предложил помочь магам добраться домой, если Клара подпишет контракт на поиск неких артефактов. Клара согласилась.

Прибыв в Долину, она первым делом уведомила об этом Игнациуса. Архимаг был поражен: Мечи, которые он жаждал получить в свою коллекцию, оказались той самой приманкой, которую он искал многие столетия. И враг уже клюнул на нее. Но ведь приманка еще не в его руках.

Архимаг узнал и то, что Мечи, которые были почти в его руках, исчезли в неизвестном направлении. Зная фанатичное отношение Клары к вопросам чести, Игнациус подогрел его, сыграв гнев и Клара ушла из долины убежденная, что стала врагом архимагу, но с твердым убеждением не отступать от обязательств по контракту. Теперь Копперу необходимо было приступить ко второй части плана – незаметно доставить их в мир-ловушку, Эвиал, необходимые артефакты. Игнациус тут же послал вслед за как бы провинившейся Кларой волшебницу Сильвию, снабдив ее мощными артефактами: засапожным ножом, маяком-следилкой и черепом нерожденного сына Спасителя.

Там временем события развивались так, что в Эвиал должен был отправиться резидент Новых богов в Долине, Динтра. Игнациус, определив при помощи Ривайрона, что идущая по следам Мечей Клара также находится в Эвиале, напросился ему в попутчики. Оба "старичка" скрывали друг от друга свои истинные умения, потому о переходе порталом речи не шло, они отправились через Междумирье. Какое-то время оба делали вид, что не приспособлены к сложным путешествиями, однако на опасном пути было нелегко удержать в секрете свои возможности. Игнациус, вопреки обыкновению, до зубов вооружился очень мощным артефактным оружием. Как коллекционера его сразу заинтересовал Голубой меч Динтры, о котором он до этого даже не подозревал, однако Динтра не собирался расставаться со своим мечом.

Когда "лекарь" привел архимага в мир Читающих, Игнациус окончательно понял, что сильно недооценивал Динтру. Он полагал себя большим знатоком Межреальности и ее обитателей, а Динтра привел его в места, которых он не знал, и обитатели которых были ему неведомы. Игнациус даже не мог предположить истинных возможностей Читающего, но Динтра не собирался делится с ним секретами. Мало того, некоторые заклятия Динтры ставили в тупик архимага, привыкшего легко раскладывать чужие заклятия на составляющие. Архимаг стал подозревать "лекаря" в том, что тот способен завести его в гиблое место и забрать власть в Долине.

Прибыв в Эвиал, Игнациус легко нашел Клару. Ей и ее отряду нужна была срочная помощь.